Наследственное безбрачие

наследственное безбрачиеМоя бабушка была санитаркой во время Великой Отечественной войны. Там, на передовой, она и познакомилась с моим дедом. В редкие периоды затишья между боями складывалась у них любовь. Надо было торопиться жить и любить, ведь смерть могла настигнуть любого из них в любую минуту. Вот и сладилось у них уже через неделю после знакомства. Договорились они, что на следующий день пойдут к командиру и зарегистрируются. Но вместо свадьбы случились похороны. Впрочем, и похорон не случилось — прямое попадание мины в окоп, где находился дед, ничего от него не оставило. Окоп и стал его могилой. Не успел мой дед жениться на бабушке, не успела она побыть хоть малую толику времени его законной супругой. Зато вскоре она поняла, что беременна. От той короткой фронтовой любви родилась моя мама.

Они обе выжили. Бабушка с тех пор замуж так и не вышла. Говорила: «Лучше Феденьки (моего деда) мне не найти». Бабушка поклялась над тем окопом, ставшим дедовой могилой, что отныне она его жена, пусть и не перед законом — перед Богом. И клятву свою бабушка сдержала. Хотя кавалеры у нее водились, но никого она не пускала в наш дом. В послевоенные годы, когда мужчин выкосило, безотцовщина никого не удивляла. Есть ребеночек — и то счастье.

Мама подросла, заневестилась. Бабушка мечтала, что вот хоть ее доченьке повезет. Появились поклонники. С одним парнем из их деревни у мамы и случилась первая любовь. Да какая! А потом он ушел в армию. И какой-то завистник написал ему письмо: мол, невеста твоя шляется по мужикам, да более того — беременная уже, так что ты ее бросай, пока не поздно, не будь дураком.

А папа как раз дураком и оказался, поверил, что его Наташа (моя мама) ему изменяет. Написал маме, что не любит ее, что презирает: «Забудь, а я уже забыл». Мама гордая была, не стала отцу доказывать, что беременна от него. Вообще уехали они с бабушкой из нашей родной деревни, и с отцом мама больше никогда не встречалась. Сказала бабушке: «Ты меня одна растила, и я сумею Верочку (то есть меня) на ноги поднять!» Бабушка вздохнула: «А я тебе помогу. Да и какие твои годы — найдешь еще свое женское счастье!»

Шли годы. Я росла. Мама и вправду пыталась строить личную жизнь. Перед моими глазами проходила вереница новых «пап», которые официальными отцами так и не становились. Только пользовались нашей добротой, паразитировали на теле нашей семьи. Мама в какой-то момент возненавидела всех мужчин, решила, что будет жить одна, чем с кем попало. И обещание свое она сдержала, так ни с кем больше и не сходилась. И детей, кроме меня, у нее не было. Говорила: «Решила, что у меня такого красивого и умного ребенка больше не получится, а других и не надо. Ты — дитя любви, потому такая и вышла. А кроме отца, мне никто и не нужен оказался!»

Когда мне исполнилось 20 лет, я стала замечать, что что-то не так с моей личной жизнью. Я ведь и на лицо, и на фигуру удалась, и умом Господь не обделил. А женихов нет.

Хотя менее удачные в плане природных данных подружки крутят романы, выскакивают замуж, рожают детей. Мама с бабушкой меня утешали: «Мол, не наступило еще твое время, ведь судьба и за печкой найдет!» Меня их аргументы мало успокаивали, глядя на одинокую жизнь моих милых мамочки и бабушки, я думала, что, может, не всем дано испытать женское счастье, обрести семью. И все-таки замуж хотелось, очень хотелось.

И любовь пришла! Немного запоздалая (мне уже было 25 лет), но пришла-таки! За мной начал ухаживать Витя, красивый, интересный парень. Роман продлился год. Мои родительницы боялись сглазить, страшились даже намекнуть на то, что пора бы нам уже и пожениться. Витя сделал мне предложение. За неделю перед бракосочетанием Вите понадобилось уехать к брату в родной поселок. Я не смогла с ним отправиться — с работы не отпустили. Ждала его, а на сердце было неспокойно. Одолевали какой-то суеверный страх, что все сорвется, и нетерпение — ведь как раз после Витиного отъезда я узнала, что у нас будет ребенок. Хотела, когда он вернется, порадовать любимого.

В день, когда Витя должен был вернуться, в дом пришла срочная телеграмма: «Выезжай тчк Похороны через два дня тчк Саня». Сердце сделало лишний удар. Почему телеграмма пришла от Сани, от брата, а не от самого Вити? И на какие похороны надо ехать?

Хоронили мы моего любимого. Он возвращался домой от брата, припозднился и столкнулся с компанией пьяных заезжих парней. Слово за слово — и Витю пырнули ножом. Удар пришелся в печень. Витя умер очень быстро. Так я стала вдовой, даже не успев побыть женой. Одно меня тогда держало — ребеночек. Но очень хотелось умереть, чтобы хоть на том свете быть с Витей…

Годы притупляют горе. Так и я хоть внутренне и выгорела, но выжила. И подумала о том, почему же нашей семье так не везет? Почему у нас в роду — повальная безотцовщина? Словно проклятие кто на нас наслал. Наследственный венец безбрачия. Особенно тревога усилилась, когда я родила девочку — Сонечку. Неужели и мою дочь ждет такая же нерадостная судьба?

В те годы вера во всякие проклятия и прочее не приветствовалась, официально у нас был атеизм. Но, то официально, а народу не запретишь верить тайком. Вот и я поверила, что на нашей семье проклятие. Одна бабка-ведунья, которых я немало тогда объездила, подтвердила мне мои подозрения. Сказала, что надо искать причину неудач в своем роду, а точнее — в шестом поколении, если отсчитывать назад. То есть это будет линия еще прапрапрабабки или прапрапрадеда. А как искать, если их уже нет в живых?

Если из старших осталась только бабушка, да и та ничего не знает о делах давно минувших дней?

На мое счастье, отыскалась у нас одна дальняя знакомая, коротая была историком, работала с архивами и подкалымливала составлением родословных. Модно это в какое-то время стало — найти свои корни. Вот она каким-то чудом и откопала историю про то, как мою прапрапрабабку в юности изнасиловал заезжий офицер.

Бабка осталась беременная, одна, опозоренная, родила девочку. Проклинала ее — как дитя того офицера, пророчила ей одинокую судьбу, чтобы род, который от насильника повелся, не знал счастья, чтобы все его отпрыски страдали — как она. От той девочки, моей прапрабабки, и пошло, видимо, наше наследственное безбрачие. Все женщины в роду, так или иначе, оставались с незаконнорожденными детьми и замуж никогда не выходили.

Я много лет молюсь, прошу мою давно умершую родственницу простить нас, ни в чем не повинных. Моей дочери сейчас 26 лет. Она не замужем — но и не торопится. Меня это очень волнует. Так хочется ей счастья! Да и себе — я ведь тоже так и не вышла замуж. Надеюсь, что мои молитвы сумеют прервать этот порочный круг безбрачия.

Добавить комментарий